Является ли кредитор третьим лицом

Если кредитор направляет должнику письмо, в котором просит произвести оплату в счет погашения долга в адрес третьего лица, не поименованного в договоре, то можно ли выполнить его просьбу и тем самым прекратить денежное обязательство организации? Рассказывают эксперты службы Правового консалтинга ГАРАНТ Анастасия Бахтина и Алексей Александров.

Заключен договор между двумя юридическими лицами, в котором указаны платежные реквизиты для оплаты. Юридическое лицо (кредитор) просит в виде письма перечислить задолженность по данному договору не по реквизитам, указанным в договоре, а своему поставщику за материалы, поступившие в адрес кредитора. Возможно ли данное перечисление задолженности лишь на основании указанного письма?

Письма кредитора достаточно для того, чтобы произвести оплату по договору с ним не самому кредитору, а указанному им в письме третьему лицу. При перечисленных в рассматриваемом случае условиях такая оплата в соответствующей части прекратит как обязательство организации перед кредитором, так и обязательство кредитора перед третьим лицом (получателем платежа) на основании ст. 312, ст. 313, п. 1 ст. 408 ГК РФ.

Однако следует учитывать, что в зависимости от содержания указанного в рассматриваемом случае письма кредитора, а также от содержания соответствующих платежных документов уплата денежных средств контрагенту кредитора сама по себе может не привести к прекращению денежного обязательства организации перед кредитором. Поясним подробнее.

Во-первых, если в письме кредитора содержится указание должнику на то, что исполнение денежного обязательства следует производить в адрес третьего лица, а не кредитора, необходимо исходить из следующего.

В соответствии со ст. 309 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями правовых актов. Надлежащее исполнение прекращает обязательство (п. 1 ст. 408 ГК РФ). Надлежащим признается исполнение, произведенное надлежащему лицу. В качестве последнего рассматривается прежде всего кредитор. Однако кредитор может выразить свою волю на изменение непосредственного получателя платежа (переадресацию исполнения), например, путем направления должнику письма с указанием перечислить сумму долга на расчетный счет своего контрагента. Указанное третье лицо будет являться лицом, управомоченным на принятие исполнения (ст. 312 ГК РФ), а исполнение должником обязанности в соответствии с распоряжением кредитора (обращаем внимание, что такое письмо от имени кредитора должно быть подписано лицом, имеющим соответствующие полномочия, в противном случае существует риск признания того, что обязательство по оплате долга будет исполнено ненадлежащему лицу (смотрите, например, постановление Президиума ВАС РФ от 30 мая 2000 г. N 1576/98); таким лицом может быть как исполнительный орган организации-кредитора (ст. 53 ГК РФ), так и лицо, представляющее организацию на основании доверенности (п. 1 ст. 185 ГК РФ)) — надлежащим исполнением обязательства.

Подтверждает это и судебная практика (смотрите, например, постановления Президиума ВАС РФ от 26 мая 2009 г. N 730/09, ФАС Уральского округа от 14 апреля 2010 г. N Ф09-2425/10-С2, ФАС Западно-Сибирского округа от 10 августа 2011 г. N Ф04-3919/11, ФАС Северо-Кавказского округа от 3 августа 2004 г. N Ф08-3349/04).

Нередко кредитор просит должника произвести исполнение денежного обязательства в адрес третьего лица и указать при этом, что уплата денег производится, кроме того, в счет исполнения денежного обязательства кредитора перед третьим лицом. В этом случае одновременно с переадресацией исполнения происходит перепоручение исполнения (ст. 313 ГК РФ), то есть участие лиц, не являющихся сторонами обязательства, как на стороне кредитора, так и на стороне должника, что не противоречит гражданскому законодательству. Иными словами, кредитор соответствующим письмом, во-первых, управомочивает третье лицо на принятие исполнения от должника по обязательству между кредитором и должником (переадресует исполнение) и, во-вторых, просит должника предложить за него исполнение третьему лицу по обязательству, существующему между кредитором и этим третьим лицом (возлагает на должника исполнение обязательства). В этом случае третье лицо будет обязано принять исполнение, предложенное за кредитора (п. 1 ст. 313 ГК РФ). Уплата денежных средств в описанной ситуации одновременно прекратит денежное обязательство между должником и кредитором и денежное обязательство между кредитором и третьим лицом (ст. 312, ст. 313, п. 1 ст. 408 ГК РФ; смотрите также постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 17 октября 2011 г. N 15АП-9477/11).

Читайте также:  Сбербанк какие справки нужны для оформления кредита в сбербанке россии

Во-вторых, в случае, если кредитор просит произвести за него исполнение по обязательству между ним и третьим лицом, но не указывает на то, что этим должник произведет уплату долга по своему обязательству (между кредитором и должником), нужно учитывать следующее.

Прежде отметим, что такое предложение не является для должника обязательным, поскольку последний не является стороной обязательства между кредитором и третьим лицом (п. 3 ст. 308 ГК РФ).

В описанном случае уплата суммы долга за кредитора третьему лицу прекратит обязанность кредитора перед третьим лицом (ст.ст. 313, 408 ГК РФ), но не освободит должника от лежащих на нем обязанностей перед кредитором (ст. 407 ГК РФ).

Однако, поскольку такие действия должника приведут к прекращению обязанности кредитора перед третьим лицом, кредитор, неосновательно сберегший за счет должника денежные средства, будет обязан возвратить соответствующую сумму должнику в качестве неосновательного обогащения (ст. 1102 ГК РФ; смотрите также п. 12 информационного письма Президиума ВАС РФ от 11 января 2000 г. N 49, постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 18 декабря 2008 г. N 07АП-7063/08).

При этом соответствующее требование должника к кредитору о возврате неосновательного обогащения и встречное требования кредитора к должнику по существующему между ними договорному обязательству, будучи денежными, т.е. однородными, могут быть прекращены зачетом, в том числе по заявлению одной стороны, например самого должника (ст. 410 ГК РФ; смотрите также постановления Президиума ВАС РФ от 19 июня 2012 г. N 1394/12, от 10 июля 2012 г. N 2241/12, ФАС Поволжского округа от 8 февраля 2011 г. N А65-28759/2009, ФАС Западно-Сибирского округа от 12 апреля 2011 г. N Ф04-1233/11). Таким образом, если в описанном случае должник направит кредитору заявление о зачете требования о возврате неосновательного обогащения в счет исполнения денежного обязательства перед кредитором, последнее прекратится на основании ст. 410 ГК РФ.

В-третьих, если же кредитор просит произвести за него исполнение по обязательству между ним и третьим лицом и указывает на то, что этим обязательство должника перед кредитором прекратится в соответствующей части, необходимо учитывать следующее.

В силу п. 1 ст. 407 ГК РФ кредитор и должник вправе прийти к соглашению, по которому уплата должником суммы долга кредитора третьему лицу по обязательству между третьим лицом и кредитором освобождает должника в соответствующей части от лежащих на нем обязанностей перед кредитором (смотрите, например, постановление ФАС Северо-Западного округа от 20 января 2011 г. N Ф07-13341/2010).

Такое соглашение может быть заключено не только путем составления одного документа, подписанного сторонами (п. 2 ст. 434 ГК РФ), но и посредством совершения акцептантом (лицом, получившим предложение) конклюдентных действий, свидетельствующих о принятии предложения оферента (п. 3 ст. 438 ГК РФ). В частности, если в письме кредитора, в котором он просит оплатить за него сумму долга, будет указано на то, что такая уплата прекратит в соответствующей части обязанность должника перед кредитором, совершение должником действий, указанных в этом письме (уплата денег), будет свидетельствовать о принятии должником предложения кредитора (акцепте), что будет означать заключение между кредитором и должником соглашения о прекращении соответствующего денежного обязательства. Такое соглашение закону не противоречит (п. 1 ст. 407, ст. 421 ГК РФ).

При этом в описанном случае, в отличие от ситуации, проанализированной нами в первую очередь, переадресации исполнения не происходит, т.е. должник не производит исполнение своего обязательства управомоченному кредитором лицу, которому переадресовано исполнение. Поэтому соответствующее обязательство между кредитором и должником прекратится не надлежащим исполнением (п. 1 ст. 408 ГК РФ), а способом, не поименованным в ГК РФ, который, повторимся, гражданскому законодательству не противоречит (п. 1 ст. 407 ГК РФ).

1) Третье лицо исполняет обязательство должника:

– с учетом встречных обязательств перед должником (письменное/устное поручение должника уплатить кредитору должника);

– безвозмездно (третье лицо-даритель освобождает должника от имущественной обязанности перед кредитором должника);

А как на практике? Иногда весьма удивительно.

2) Права третьего лица к должнику

Выделю следующие ситуации:

а) Исполнение договора купли-продажи недвижимости третьим лицом влечет недействительность такого договора и возникновение права собственности на недвижимость у третьего лица

Такое дело в этом году рассматривал ВС РФ (Определение ВС РФ от 20 января 2015 г. N 18-КГ14-161). Верховный Суд, конечно же, не согласился с такой позицией нижестоящих судебных инстанций, направил дело на новое рассмотрение и в удовлетворении иска было все-таки полностью отказано.

Читайте также:  Как взять кредит председателю кооператива

Это хорошо. Только неизвестно, к сожалению, сколько аналогичных дел так и не стали объектом рассмотрения в ВС РФ. Вероятно, немало.

б) Исполнение договора купли-продажи недвижимости третьим лицом влечет признание такого договора заключенным между третьим лицом и кредитором и возникновение права собственности на недвижимость у третьего лица

Даже так. Вопрос чуть шире: что дает третьему лицу возможность доказать в суде, что имело место исполнение обязательства третьим лицом (даже если, может быть, такого исполнения третьим лицом и не было вовсе)?

Чтобы не спекулировать на конкретном деле, приведу такой абстрактный пример: вы (должник) приобретаете квартиру по договору купли-продажи у некоего продавца (кредитора). Вселяетесь, регистрируете переход права собственности, делаете ремонт, а через год к вам иск от третьего лица: признать договор заключенным между третьим лицом и кредитором, признать право собственности на квартиру за третьим лицом. В суде тот самый продавец (кредитор) говорит, что от вас ничего не получал в действительности, а получал от третьего лица (это раз: свидетельские показания) и еще и представляет подписанные между ним и третьим лицом предварительный договор и расписку, которые датированы чуть ранее вашего договора купли-продажи (это два: письменные доказательства).

Этот пример абстрактный, по ссылке – реальный. Я понимаю, конечно, принцип свободной оценки доказательств, но лучше тогда сразу обязать всех граждан производить расчеты в безналичном порядке/у нотариуса (хотя и в данных случаях при абсолютной дискреции можно разное представить). Иначе мы допускаем, что каждую вторую сделку на рынке недвижимости можно развернуть только через [квази]исполнение третьим лицом (не говоря о наличии и других методов).

3) Права третьего лица к кредитору

Здесь тоже интересно.

И вот 2014 г., ФАС СЗО: «В соответствии с пунктом 1 статьи 1102 ГК РФ лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 названного Кодекса.

Да, Президиум ВАС РФ этот судебный акт отменил (Постановление Президиума ВАС РФ от 15 июля 2014 г. N 3856/14). Но сам факт: арбитражный суд округа не смутила ни добросовестность кредитора, ни недобросовестность третьего лица, ни то, что предлагаемый подход является сигналом всем кредиторам – никогда не принимайте исполнение, предложенное за должника третьим лицом (и это еще и с учетом ст. 313 ГК РФ в предыдущей редакции).

Не думаю, что это единичные случаи. А речь идет всего лишь об исполнении обязательства третьим лицом.

На практике часто возникают ситуации, когда обязательство за должника исполняется третьим лицом. Регулирует данные отношения ст. 313 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ). Кредитор обязан принять исполнение, предложенное за должника третьим лицом, если исполнение обязательства возложено должником на это третье лицо. При отсутствии возложения кредитор обязан принять исполнение, если третье лицо, осуществляющее исполнение, подвергается опасности утратить свое право на имущество должника вследствие обращения взыскания на это имущество. Например, при обращении кредитором взыскания на предмет залога, находящийся у третьего лица, последнее может исполнить обязательство должника перед кредитором. Согласно ст. 313 ГК РФ в редакции, действующей с 01.06.2015 1 , кредитор также обязан принять исполнение и в случае, если должником допущена просрочка в исполнении

Как правило, кредитор не может проверить основания, по которым третье лицо предлагает исполнение, и есть ли вообще какие-либо правоотношения у третьего лица с должником. В любом случае, ориентируясь на ст. 313 ГК РФ в новой редакции, кредитор обязан принимать исполнение, если должником допущена даже незначительная просрочка. Однако спустя некоторое время (иногда даже год и более), когда в отношении должника вводятся процедуры банкротства, для кредитора становится неожиданностью, что плательщик просит вернуть ему исполненное.

Читайте также:  Планирует ли сбербанк снижать ставки по кредитам

Правовая позиция, высказанная Верховным Судом РФ, на наш взгляд, далеко не однозначна, и наверняка вопрос правовых последствий недействительности сделки будет уточнен при повторном рассмотрении дела судами нижестоящих инстанций.

Кроме того, в рассмотренном деле речь шла о периодических платежах по договору лизинга, которые могли бы быть признаны сделками, совершаемыми в процессе обычной хозяйственной деятельности. При определении того, была ли сделка совершена в процессе обычной хозяйственной деятельности должника, следует учитывать, что таковой является сделка, не отличающаяся существенно по своим основным условиям от аналогичных сделок, неоднократно совершавшихся до этого должником в течение продолжительного периода времени. К таким сделкам, в частности, с учетом всех обстоятельств дела могут быть отнесены платежи по длящимся обязательствам (возврат очередной части кредита в соответствии с графиком, уплата ежемесячной арендной платы, выплата заработной платы, оплата коммунальных услуг, платежи за услуги сотовой связи и Интернет, уплата налогов и т.п.) 7 . Однако в рассмотренном деле с учетом того, что банкрот исполняет сделку за третье лицо, пусть даже для этого третьего лица сделка будет являться совершенной в процессе обычной хозяйственной деятельности, кредитор при предъявлении к нему требования о признании сделки недействительной не сможет защищаться ссылкой на такой характер оспариваемых платежей для плательщика. Маловероятно, что индивидуальный предприниматель на постоянной основе осуществляет погашение чужих долгов.

С нашей точки зрения, пополнение конкурсной массы могло бы быть в данном случае справедливым при условии признания недействительной сделки, которая послужила основанием возложения обязанности перечисления лизинговых платежей на индивидуального предпринимателя. Взыскание полученных денежных средств с кредитора при наличии обязательственных правоотношений между банкротом-плательщиком и должником было бы несправедливым и не соответствует нормам ст. 313 ГК РФ.

Предположим, что возложения исполнения не было, а платежи совершены в период, когда ст. 313 ГК РФ действовала в редакции до 01.06.2015, не позволяющей принимать исполнение от третьего лица без соответствующего поручения должника при его просрочке. В этом случае для кредитора такой платеж будет неосновательным обогащением и должен быть возвращен банкроту. С другой стороны, в этом случае должны применяться нормы о действиях в чужом интересе без поручения. Согласно ст. 983 ГК РФ, действия в чужом интересе, совершенные после того, как тому, кто их совершает, стало известно, что они не одобряются заинтересованным лицом, не влекут для последнего обязанностей ни в отношении совершившего эти действия, ни в отношении третьих лиц. При этом в силу подп. 4 ст. 1109 ГК РФ не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства. Однако в данном случае должны защищаться интересы кредиторов плательщика, соответственно денежные средства с этой целью должны быть возвращены в конкурсную массу как неосновательное обогащение кредитора. Если даже платеж совершен после 01.06.2015 в отсутствие возложения исполнения на третье лицо и кредитор обязан принять исполнение вследствие просрочки должника, то приоритет все равно должна иметь защита прав кредиторов, а денежные средства также должны быть возвращены плательщику. Однако, на наш взгляд, ситуации исполнения чужого долга без какой-либо сделки-основания крайне редки.

Точка в вопросе о последствиях признания недействительными платежей во исполнение должником обязательств третьего лица все же будет поставлена при новом рассмотрении обособленного спора судами после возвращения дела из Верховного Суда РФ. Однако уже сейчас очевидно, что, принимая исполнение за третье лицо, кредитору стоит, по возможности, получать документы, подтверждающие основания платежа третьим лицом за должника и отслеживать информацию о возбуждении процедуры банкротства в отношении плательщика, чтобы решить вопрос о возврате полученного и своевременно при необходимости предъявить требования к должнику. При этом необходимо учитывать, что, если процедура банкротства в отношении плательщика будет возбуждена по истечении месяца с момента платежа, то в этом случае в соответствии с п. 3 ст. 61.3 Закона о банкротстве заявителю будет необходимо доказать осведомленность кредитора, принимающего платеж, о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества плательщика на момент осуществления исполнения.

Adblock
detector